Воспоминания Марии Александровны Изгагиной (Фальковой)

Может быть кому-то будет интересно узнать некоторые факты из истории села Нижние Караси, где я в 1921 году родилась и прожила до 1930 года. Кое-что сама помню, а кое -то из рассказов моих родителей — Фальковых Елены Дмитриевны и Александра Дмитриевича.

Мой дед — Фальков Дмитрий Андреевич, 1860 г.р., оренбургский казак, в 1878 году женился на Кристине (фамилию не помню) и прожил с ней до 1896 года. За время совместного проживания у них родились — Александр Дмитриевич, 1980 г.р. (мой отец), Алексей Дмитриевич, 1884 г.р., Константин Дмитриевич, 1888 года и дочь Анна Дмитриевна, 1892 г.р. В 1896 году дед похоронил Кристину. В 1901 году мой дед Дмитрий Андреевич познакомится, а в последствие женится на Ольге Михайловне, которая проживала в д. Щапино — вдова умершего купца. Совместных детей у Ольги и купца не было т.к. он был на много её старше. У Ольги Михайловны осталось от купца наследство, для перевозки которого в Нижние Караси, понадобилось 12 подвод! Кроме того, были украшения и деньги.

На деньги Ольги Михайловны мой дед построил кирпичный завод и двухэтажный деревянный дом. Когда выросли сыновья он и им построил три дома на кирпичном фундаменте. Всех троих сыновей женил — Александра на Кашигиной Елене Дмитриевне (моя мама), Алексея на Анне Ивановне (фамилию не помню), Константина на Южиной Раисе (отчество не помню), дочь Анну отдал замуж в с. Верхние Караси за Колпакова Дмитрия Анисимовича. В доме деда остались проживать: Ольга Михайловна и их совместно нажитые дети — Пётр Дмитриевич и Марфа Дмитриевна.

Во время раскулачивания — в 1929 году дед Дмитрий Андреевич завод продал, а дом двухэтажный у него отобрали и отдали под школу. После этого мой дед с Ольгой Михайловной переехали жить к старшему сыну — Александру. В этом же году Дмитрия Андреевича парализовало, и он умер. К этому времени:

— у старшего сына Фалькова Александра Дмитриевича и Елены Дмитриевны (мои родители) было уже пятеро детей: Анна,1918 г.р., Мария (это я), 1921 г.р., Нина, 1924 г.р., Василий, 1927 г.р. и Алексей, 26.01.1930 г.р.;

— у сына Алексея Дмитриевича с Анной Ивановной детей не было;

— у сына Константина Дмитриевича с Южиной Раисой — Александр, Павел, Анна и Антонина;

— у дочери Марфы Дмитриевну, которую выдали замуж за Евсеева Павла Ивановича, была дочь Лидия;

— сын Пётр жил на заимке вместе с женой (пасли лошадей), единственный их ребёнок умер при родах;

— у дочери Анны Дмитриевны с Колпаковым Дмитрием Анисимовичем было двое детей — Пётр и Лидия.

Мои родители:

Отец — Фальков Александр Дмитриевич, 04.11.1880 г.р., мать — Кашигина Елена Дмитриевна, 03.06.1884 г.р. Отец средний крестьянин, мать домохозяйка. В семье было шестеро детей:

— дочь — Зоя Александровна, 02.12.1911 г.р.;

— дочь — Анна Александровна, 30.10.1918 г.р.;

— дочь -Мария Александровна (это я), 07.11.1921 г.р.;

— дочь — Нина Александровна, 1924 г.р.;

— сын — Василий Александрович, 1927 г.р.;

— сын — Алексей Александрович, 26.01.1930 г.р.

Старшую дочь Зою выдали замуж за Кашигина Александра Александровича, который жил в д. Шахматово.

В 1929 году моему отцу пришло предписание о сдаче хлеба государству. Он сдал, но через некоторое время пришло второе предписание о повторной сдаче хлеба. Отец отказался, мотивируя тем, что у него хлеба лишнего нет и хватит только чтобы прокормить семью. Пришла повестка в суд, который состоялся в селе Непряхино. По решению суда, отцу присудили срок 5 лет, который он отбывал на Беломорско — Балтийском канале.

12 февраля 1930 года началось массовое выселение кулаков, в том числе и из села Нижние караси. Наша семья, как семья осуждённого родителя, тоже была выслана. К домам подгоняли подводы, грузили людей, отбирая ценные вещи и нажитое имущество. Обоз с людьми был сформирован из подвод, прибывших из разных сёл: Шахматово, Камбулат, Кугалы и др., Обоз отправили на станцию Полетаево. Мне места в подводе не хватило и меня восьмилетнюю посадили в подводу к Карасёвым, с которыми я доехала до станции. На станции нас погрузили в телячьи вагоны (так раньше называли вагоны для перевозки скота) и отправили состав в Тюмень. Наша семья попала в вагон, в котором ехал в ссылку вместе с семьёй отец моей мамы — Кашигин Дмитрий Иванович.

Из Тюмени всех высланных погрузили снова в обоз и отправили на Тобольск. По дороге в Тобольск в деревнях останавливались, во время остановок мама находила подводу, в которой я ехала и давала мне хлеб. В Тобольске всех расселили по квартирам на зимовку до открытия навигации. Зиму перенесли тяжело, многие до весны не дожили. Хоронили в общую могилу, гробы делать было некому и не из чего. Наша семья похоронила Васю, моего брат. Весной на пароходах «Усиевич» и «Москва» всех повезли в Сибирь. По дороге в Сибирь теплоходы причаливали на Иртыше в деревнях: Тюли, Чага, Борки, Реполово, Базьяны и др., где ссыльных семьями оставляли для временного проживания. Нашу семью и ещё 60 семей высадили на берегу Иртыша и расселили по квартирам в с. Базьяны. Из Базьян мужчин на лодках увезли на заготовки леса в тайгу для строительства бараков, комендатуры, домов для десятника и коменданта. В сентябре после заготовки леса они приступили к строительству бараков для семей. Бараки строили на скорую руку, лес не шкурили: рубили сруб, потолок и пол делали из жердей. Бараки были разделены на две половины для четырёх семей. Для кого не успели построить, тем приходилось зимовать в землянках. Нашу семью, вместе с семьёй маминого отца, Кашигина Д.И. (всего 9 человек) поселили в одной половине барака (20 кв. м.), а во второй половине барака разместили две семьи Птициных. Печи в бараках были из глины, спали на нарах. От блох, тараканов и клопов рвали багульник, который стелили на нары вместо постели. Утром от багульника болела голова. Место для поселения на берегу реки было добротным (высокий яр, рядом тайга), отсюда и пошло название посёлка — Добрино. Зимой строительство продолжалось и из землянок люди постепенно переселялись в бараки. Всех трудоспособных мужчин и женщин отправляли на лесоучасток, который был в 15-ти км. От Добрино. Мужчины рубили строевой лес, а женщины заготавливали дрова. Норма была 2 кубометра дров на двух человек в день, за что полагалось 500 граммов хлеба. Не выполнившие норму, хлеб не получали и питались баландой. Некоторые не выдерживали такой участи умирали с голоду и шли на самоубийство, вставали под подпиленное дерево (Сербина Мария, Шарова Валентина) и погибали (девочкам было по 16 лет), Рыбальченко Евдокия 18 лет утопилась. Строевой, сосновый лес вывозили на лошадях к реке и плотами сплавляли в Самарово для будущего города Остяко-Вогульска, ныне Ханты-Мансийск.

Уходить с лесоучастка в п. Добрино можно было только с разрешения коменданта. Помню, как пять женщин (в т. ч. моя мама) ушли без разрешения в Добрино, за что их комендант Елфимов, сам ехал на лошади, а женщин пешком гнал 50 км. в главную районную комендатуру в Самарово. После принудительных работ женщин пригнали обратно в лесоучасток, по дороге сильно обморозились.
Чтобы не умереть с голоду заготавливали мокрицу, которую сушили и делали из неё муку, питались мхом, трухой из пней, хвощом, рубили осину обдирали кору, а со ствола соскабливали камбий и ели, но основной пищей были ягоды и грибы. Чтобы легче было прожить мою старшую сестру Аню мама отдала в няньки в с. Базьяны, где она два года нянчилась с двумя детьми в семье Каюковых, ей не платили, но она была сыта и одета. Свирепствовал тиф, который не обошёл и нашу семью — переболела вся семья.

Из числа высланных и живших в п. Добрино, могу назвать следующие фамилии: Романенко, Соснины, Фефеловы, Шабунины, Рыбальченко, Рыжковы, Ермолаевы, Локотаевы, Звягинцевы, Бобенко, Черновы, Дудник, Шобановы, Турковские, Востряковы, Мишагины, Елишевы, Печёркины, Ляготины, Гриценко, Литвиновы, Плотниковы и Клыковы.

Были в те смутные времена и недоброжелатели (стукачи), которые доносили коменданту о людях за неосторожные высказывания в адрес советской власти. Таких людей арестовывали и увозили в Остяко-Вогульск (Ханты-Мансийск). Всего было расстреляно около 40-ка человек, были среди них и из п. Добрино.

В настоящее время из семьи Фальковых остались две сестры: я, Фалькова (Изгагина) Мария Александровна, 07.11.1921 г.р., проживаю в г. Тюмени и моя старшая сестра Фалькова (Заболотина) Анна Александровна, 30.10.1918 г.р., проживает в г. Омске.

Это всё, что я помню про с. Нижние Караси и его жителей. Многое ещё было чего пережито, но это уже была другая жизнь и другое время.

С уважением
Изгагина М.А. (Фалькова)
12.06.2016 года.

Оставить свой комментарий

© 2017    Использование материалов сайта приветствуется.    //    Войти   //    Вверх